125009, Москва, ул. Б. Дмитровка, 15 тел.: +7 (495) 694-51-12, факс: +7 (495) 692-90-17, rgaspi@inbox.ru
Карта сайта
Написать письмо
ВКонтакте
Новости и Объявления
  ПРОЩАНИЕ С СЕРГЕЕМ АНДРЕЕВИЧЕМ КОТОВЫМ состоится завтра, 29 апреля 2017 г. в 12:00 Судебно-медицинский морг № 4  Волховский переулок, д. 25 (м. Бауманская) Подробнее
  ПАМЯТИ С.А. КОТОВА С прискорбием сообщаем, что 27 апреля 2017 г. ушел из жизни Сергей Андреевич Котов (1953-2017) – заместитель директора РГАСПИ, талантливый администратор, крупный ученый… Подробнее
  24 апреля 2017 г. в Российском государственном архиве социально-политической истории состоялось открытие историко-документальной выставки «НАРОДНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ РОССИИ. ОПЫТ ХХ ВЕКА»… Подробнее
  24 апреля 2017 г. в Российском государственном архиве социально-политической истории прошел ряд мероприятий, посвященных истории отечественной школы и путям ее модернизации. На заседании к… Подробнее
Все новости

 

Заседание одиннадцатое

«Идейный коллаборационизм в СССР

в годы Второй мировой войны»

4 декабря 2013 г. состоялось одиннадцатое заседание дискуссионного клуба РГАСПИ, с докладом на котором выступил доктор исторических наук, профессор факультета истории НИУ ВШЭ, директор Международного центра изучения истории и социологии Второй мировой войны и её последствий О.В. Будницкий. Это заседание было приурочено к выходу в свет сборника воспоминаний «Одесса: жизнь в оккупации. 1941-1944» (РОССПЭН, 2013), подготовленного авторским коллективом во главе с О.В. Будницким на основе уникальных дневниковых записей, найденных в Бахметевском архиве Колумбийского университета (Нью-Йорк, США).

Img_0371      С.А. Котов,       О.В. Будницкий

Основное внимание в ходе своего выступления автор сфокусировал на феномене идейного коллаборационизма, который он противопоставлял, так называемому, коллаборационизму «по случаю» (термин О.В. Будницкого). Ярким примером такого «случайного» коллаборационизма, по мнению докладчика, является генерал А.А. Власов, который в начале войны сражался в рядах РККА, участвовал в битве за Москву и Любаньской операции, и перешёл на сторону Вермахта только после своего пленения. Но именно Власов стал живым символом этого явления и впоследствии всех коллаборационистов, перебежчиков и предателей из числа военных стали называть «власовцами».

Что касается идейных коллаборационистов, то к их числу, по словам докладчика, относились люди, ещё до начала войны, надеявшиеся на уничтожение советской власти и советского строя силами иноземных захватчиков. Автор подчеркнул, что этим людям было абсолютно безразлично, кто станет противником СССР. Главным для них был конечный результат – разрушение ненавистного им советского строя. В подтверждение своих слов О.В. Будницкий привел цитату из воспоминаний коллаборантки Л. Поляковой-Осиповой, сказавшей буквально следующее: «Мы все, вся Россия страстно желаем победы врагу».

Докладчик отметил, что в наибольшей степени подобные настроения распространялись среди крестьян, испытавших на себе все тяготы раскулачивания и коллективизации. Сославшись на дневник М. Пришвина и работу Ш. Фитцпатрик, О.В. Будницкий выделил три основных слуха, распространённых в крестьянской среде накануне войны. Во-первых, крестьяне были до конца уверены, что иноземцы распустят колхозы; во-вторых, они не верили в зверства немецких нацистов, считая, что это происки советской пропаганды; в-третьих, они надеялись, что иноземные захватчики остановят советскую антирелигиозную кампанию и тем самым защитят веру.

По словам О.В. Будницкого, проблематично причислить идейных коллаборационистов к какой-либо социальной категории. Встречались как представители «бывших» людей (царских аристократов, лишившихся своих привилегий после 1917 г.), так и тех, кто успешно адаптировался к новой советской реальности: ответственных партийных работников, инженеров и пр. Главная причина ухода к немцам, по словам докладчика, была одинакова для всех – нехватка свободы и надежда обрести её в рядах противника. В заключение автор отметил, что тема идейного коллаборационизма, как и весь период Второй мировой войны, пока ещё не получили достаточного внимания со стороны исследователей.

Данное выступление вызвало большой интерес у аудитории, свидетельством чего стало большое количество вопросов, заданных докладчику. На вопрос заместителя директора РГАСПИ, академика АПСН С.А. Котова, какой процент среди всех коллаборационистов составляли «идейные», О.В. Будницкий ответил, что даже примерные цифры привести невозможно, так как источниковая база пока что слишком узка. К тому же автор отметил, что в ходе войны у людей могли меняться взгляды и позиции, рьяные антисоветчики до последнего могли сражаться на стороне Красной Армии, а члены ВКП(б) могли перейти на сторону неприятеля.

Следующий блок вопросов был связан с различными источниковедческими и методологическими аспектами. Заместитель начальника отдела НИР и НСА, главный специалист РГАСПИ Т.В. Царевская поинтересовалась о принципе отбора автором документов в сборник и о том, какие материалы в ближайшее время он планирует опубликовать. О.В. Будницкий ответил, что его в наибольшей степени интересует социальная история Второй мировой войны, как он выразился, «человеческое измерение войны». Наиболее ярко это явление просматривается на примере дневниковых записей участников боевых действий и нацистской оккупации, которые взяты автором за основу его исследования. В ближайшее время, по его словам, он планирует опубликовать дневники Л. Додина и В. Гельфанда. Отвечая на вопрос ведущего специалиста РГАСПИ Б.С. Котова, где хранятся подобные дневники, О.В. Будницкий сказал, что преимущественно в домашних архивах. Отметив при этом, что «извлечь» их оттуда можно только при помощи большой удачи и недюжинной смекалки.

Проблема индивидуальной и коллективной психологии, проходившая пунктирной линией в ходе основного доклада, была развита в ходе дискуссии. На вопрос главного специалиста РГАСПИ А.С. Кочетовой, как часто идейные коллаборационисты меняли свои взгляды после наступления войны, автор ответил, что практически все они в конечном итоге поменяли своё мнение. Тогда, когда поняли и увидели своими глазами, что собой представляют нацисты. Это был коренной перелом в сознании, который, по словам О.В. Будницкого, ярко прослеживается в источниках.

Научный сотрудник Российского института стратегических исследований А.С. Опилкин коснулся вопроса о судьбе идейных коллаборационистов в конце войны и по её окончанию, спросив автора, можно ли выделить здесь какие-то общие тенденции и закономерности. О.В. Будницкий ответил, что всё было довольно индивидуально – одних убили, других посадили в тюрьму (около 350 тыс. чел. было осуждено за коллаборационизм), третьи эмигрировали, четвёртые смогли интегрироваться в мирную жизнь и переосмыслить своё прошлое.

Отдельное место в дискуссии было уделено проблеме антисемитизма и его месте в идейном коллаборационизме. Докладчик отметил, что антисемитизм был важной частью идейного коллаборационизма и с началом войны значительно усилился в России. Ещё больший размах это явление получило на Украине, подтверждением чего стали еврейские погромы в Львове и Луцке. С этим тезисом не согласилась Т.В. Царевская, сказавшая, что погромы на Украине устраивались не из-за особых антисемитских настроений, а возникали стихийно и осуществлялись также и простыми обывателями.

По итогам заседания его участники тепло поблагодарили О.В. Будницкого за интересный доклад и увлекательную дискуссию. Всего в заседании приняли участие 19 человек.  


В начало ↑